Приключения малышки Лолы продолжаются)

Глава 2.

Лола ахнула и, оступившись, с криком упала на холодный асфальт. Лямка рюкзака съехала с ее плеча. Почувствовав жгучую боль в ладонях, девочка поднесла руки к лицу и поняла, что ободрала кожу. Повреждения были несерьезные, но, тем не менее, царапины слегка кровоточили и неприятно покалывали.

Сумасшедший медленно приближался к ней, стараясь не спугнуть. Внезапно в голову Лолы пришла совершенно неуместная мысль. Она, туго соображая, нашарила в карманах куртки недавно украденные апельсины и, не раздумывая ни секунды, запустила в него одним. Фрукт, пролетев несколько метров, с глухим стуком приземлился на землю прямо под ноги парню. Тот, запнувшись, с воплями повалился на землю. Нож выпал из его руки и отскочил в сторону. Ворона, взмахнув крыльями, недовольно слетела с его плеча и пристроилась на капоте автомобиля.

- Ах ты, маленькая…

Договорить Клоун не успел, поскольку Лола, снова размахнувшись, отправила второй апельсин следом. На этот раз он угодил в голову незадачливого нападающего.

Бормоча проклятия и потирая ушибленное место, он поднялся на ноги и с выражением дикой злости на лице уже было кинулся к девочке, но был остановлен гневным окриком:

- Назад, приятель!

Лола резко обернулась и ошарашенно уставилась на того самого полицейского, который совсем недавно гнался за ней. Он застыл всего в паре шагов от нее, и девочка удивилась, что даже не услышала его приближение. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась после долгого бега, волосы растрепались, а по вискам стекали маленькие капли пота. В руках он крепко держал пистолет, дуло которого было направлено на парня. Несмотря ни на что, Лола почувствовала невероятное облегчение. Уж лучше он, чем этот маньяк.

Клоун застыл в изумлении. Казалось, он растерял всю свою уверенность и злобу.

- Если сделаешь еще хоть шаг, я выстрелю, - пообещал Стивенсон, неотрывно следя за реакцией парня.

- Я думал, копы сюда не суются, - отозвался красноволосый, опасливо пятясь в сторону своей машины.

- Не нарывайся! – Полицейский сделал осторожный шаг вперед. – Хочешь, чтобы я обшарил твою машину? Уверен, там найдется много интересного…

Договорить ему не дал внезапный взрыв хохота со стороны Клоуна. Парень согнулся от смеха, утирая текущие слезы. Это продолжалось несколько минут, и Лола искренне недоумевала, что он нашел такого забавного.

«Псих».

- Ну и ну! – отсмеявшись, отозвался он и, больше не сказав ни слова и даже не удостоив никого взглядом, быстрым шагом направился к автомобилю.

Стивенсон, прищурившись и не спуская с него подозрительного взгляда, держал его на прицеле. Казалось, одно неосторожное движение со стороны этого парня, и он, не задумываясь, спустит курок.

Но Клоун стал вести себя неожиданно мирно. На лице его воцарилось спокойное, умиротворенное выражение. Не верилось, что еще недавно он задыхался от безудержного смеха. Добравшись до «Мерседеса», красноволосый протянул руку к вороне, сидящей на капоте. Та охотно перелезла к нему, и он усадил ее на свое плечо. Лола заметила, что на заднем сиденье машины чернокожий недовольно морщится, держась за скулу.

Уже открыв переднюю дверцу и собираясь сесть, Клоун вдруг оглянулся и пристально посмотрел на Лолу, которая все еще сидела на земле. В его темно-карих глазах плескалась такая безумная ненависть, что внутри появилось неприятное чувство.

- Еще увидимся! – весело крикнул он, а затем сел в салон и с громким звуком захлопнул дверцу. Машина, взвизгнув шинами, скрылась в конце улицы, оставив за собой пару чёрных полос на асфальте.

Лола поднялась на ноги и отряхнулась. Она чувствовала, как дрожит все тело. Слишком много произошло сегодня.
Она чуть было не погибла от рук сумасшедшего типа. Подумать только, а она ведь собиралась всего лишь полакомиться фруктами! А что было бы, если полицейский не подоспел бы вовремя? Скорее всего, лежала бы на холодном асфальте с перерезанным горлом. Осознание того, что ее пока еще недолгая жизнь могла так легко оборваться всего пару минут назад, медленно, но верно доходило до нее. Девочка почувствовала, как слезы навернулись на глаза, но постаралась взять себя в руки.

Вдруг закружилась голова, мысли стали путаться, руки и ноги словно обратились в вату. Она покачнулась и снова упала бы, если бы не полицейский, успевший подхватить ее. Но девочка тут же испуганно вырвалась из его рук и отошла на безопасное расстояние.

Стивенсон нахмурился. Дыхание его нормализовалось, а адреналин, резко подскочивший в крови при виде того сумасшедшего, теперь немного поутих. Убирая пистолет за пояс, он незаметно разглядывал малышку. Перед ним стояла маленькая девочка лет семи. На ней была большая по размеру темно-зеленая куртка, потертые джинсы и грязные ботинки. Черная вязаная шапочка едва держалась на ее буйных каштановых кудряшках, в беспорядке рассыпавшихся по плечам, а намотанный на шею толстый шерстяной шарф почти полностью скрывал ее бледное лицо. Были видны лишь большие зеленые глаза и маленький носик, сплошь усеянный веснушками. Внутренне Стивенсон поразился, какая она все-таки была миниатюрная и невинная.

- С тобой все в порядке? – полицейский решил первым нарушить неловкую тишину. – Он тебе ничего не сделал?

Но малышка, не сводя с него опасливого взгляда, молчала.

- Не бойся, - успокоил он Лолу. - Я здесь не для того, чтобы тебя арестовывать.

Девочка удивленно воззрилась на полицейского. Что? Не для этого? Но зачем же он тогда так упорно гнался за ней?

- Вы шутите? – воскликнула она.

- Вовсе нет, - Стивенсон сделал несколько осторожных шагов к ней. – Сначала я, конечно, имел такую цель, но передумал.

- Но почему?! – Лола решительно не понимала его поступков. – Я ведь воровка, вы забыли?

- Я просто вошел в твое положение.

Лола, прищурившись, посмотрела ему в глаза, пытаясь понять, говорит ли он правду. Мужчина в свою очередь глядел на нее, не скрывая интереса. Ему казалось совершенно невозможным, что такое очаровательное создание способно на воровство.

- Послушай, - мягко произнес он, внимательно глядя ей в глаза. – Может, мы зайдем в какое-нибудь кафе и спокойно поговорим?

- Ну конечно! – с сарказмом ответила Лола и сложила руки на груди. – Я не такая дура, чтобы добровольно идти куда-то с полицейским.

Мужчина оскорбился, но не показал виду, понимая, что девочка имеет все основания опасаться за свою свободу.

- Ладно-ладно, - Стивенсон поднял руки, словно защищаясь. – Я понимаю и не настаиваю. Просто хотел предупредить, чтобы ты в следующий раз вела себя осторожней.

- Непременно. В следующий раз, когда соберусь красть, обязательно посмотрю, нет ли поблизости копов.

- Э-э… Я не это имел в виду… Будь осторожна, когда попадаешь в такие места, - Стивенсон невольно улыбнулся, отмечая про себя, что очаровательная внешность девочки совсем не вяжется с ее недетскими высказываниями.

- А… Да, конечно, – Лола смущенно заправила волнистую прядь за ухо. - Буду.

Полицейский неуверенно мялся на месте, словно над чем-то раздумывая.

- Меня зовут Том. Том Стивенсон, – представился полицейский. - А тебя?

- Лола.

Девочка внимательно разглядывала его. Она улыбалась, глядя, как смешно двигаются его усы, когда он разговаривает, как его добрые серые глаза искрятся в свете заходящего солнца. Он ей нравился. Он был не похож на тех грубых полицейских, которых она привыкла видеть каждый день на улицах города. Он был другим и, похоже, не имел плохих намерений. Лола внезапно почувствовала искреннюю благодарность по отношению к нему.

- Хорошо, Лола, – словно пробуя имя на вкус, ответил Стивенсон. - На этот раз я тебя отпущу. Но ты должна пообещать, что не будешь больше воровать и, что еще важнее – появляться здесь.

Девочка уже хотела ответить очередной колкостью, но тут в ее голове внезапно созрела неожиданная мысль. Похоже, ей удалось найти неплохое решение для своей недавней проблемы. Она неприязненно глянула на полицейского, как на непреодолимую преграду к желаемому. Несмотря на благодарность, испытываемую к нему, ей было необходимо как можно скорее от него отделаться. Придав своему лицу жалостливое выражение и стараясь, чтобы ее голос звучал как можно более убедительно, Лола принялась самозабвенно врать:

- Я не могу вам этого обещать, сэр. Так уж случилось, что я живу тут рядом. В конце улицы, – она неопределенно махнула рукой в сторону. – Мне невероятно жаль, что вам из-за меня пришлось оказаться здесь, но понимаете, мой маленький братик… э-эээ… Уилфрид совсем раскапризничался, но я никак не могла его успокоить и боялась, что он может разбудить отчима. А потом вдруг вспомнила, что малыш Уилфрид просто без ума от апельсинов! Но денег, к великому сожалению, у меня совсем не было, и мне пришлось, скрепя сердце, пойти на воровство. Но клянусь, что такого больше никогда не повторится! Никогда!

«Похоже, я немного переборщила».

С трудом переварив такую пламенную речь, Стивенсон внимательно вглядывался в ее лицо, пытаясь отыскать хоть намек на ложь. Тщетно. Глаза девочки светились такой искренностью, что усомниться в ее словах казалось просто невозможным.

- Правда?

Лола кивнула. Что-что, а уж врать она всегда умела хорошо. Она знала, что ни при каких обстоятельствах нельзя опускать взгляд и нарушать зрительный контакт, иначе у собеседника сложится впечатление, что девочка нервничает, и тогда он без труда все поймет. Обычно такое проходило со случайными людьми. С полицейскими ей еще не приходилось иметь дело.
Но этот, похоже, купился.

- Ну, раз так, то ладно. Но, хотя, знаешь, если вдруг у тебя будут проблемы или понадобится помощь… - он сунул руку во внутренний карман своей куртки, на которой гордо поблескивал золотой полицейский значок. - Вот моя визитка.

- У полицейского есть визитки?!

Он усмехнулся, но ничего не ответил.

- Ладно, – пожав плечами, Лола протянула руку и, взяв маленькую карточку, сунула ее в задний карман джинс.

- Если хочешь, я могу проводить тебя домой…

- Нет, не нужно, - стараясь, чтобы ее голос звучал твердо и доброжелательно, перебила девочка. – Я сама дойду.

- Хорошо, - сдался мужчина. - Но только иди прямо сейчас. Уже темнеет.

Он был прав. Лола и не заметила, как быстро улицы Готэма погрузились в ночную тьму. Казалось, что прошло совсем немного времени. На небе одиноко светила полная луна, освещая своим бледным светом безлюдные дороги. В некоторых окнах домов уже загорелся свет, отбрасывая неровные блики на темный асфальт.

- Конечно, не волнуйтесь, – и глазом не моргнув, соврала девочка.

- Ну, тогда пока. Надеюсь, еще увидимся, но не при таких обстоятельствах.

- Да уж…

Он неловко потрепал ее по мягким кудряшкам, на мгновение задержав взгляд на ее лице, развернулся и пошел к темному переулку. Лола посмотрела ему вслед и вдруг осознала, что не сказала самого главного.

- Эй! – сама не ожидая, вдруг окликнула полицейского девочка.

Тот остановился и удивленно глянул на нее. Она смотрела на него своими круглыми зелеными глазами, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.

- Спасибо вам, - пролепетала она.

- За что? – улыбнувшись, спросил он.

- И за то, что не стали арестовывать, и за то, что спасли… - ответила Лола. - За все сразу.

Стивенсон почувствовал, как сердце в груди судорожно затрепетало, словно пойманная в силки птица. Вдруг отчаянно захотелось схватить эту малышку за руку и отвести подальше от всех бед и той неприглядной жизни, которой она живет. Сейчас она выглядела такой беззащитной, что ему стоило невероятных усилий сохранить бесстрастное выражение лица и подавить это внезапное, непонятно откуда взявшееся отцовское чувство.

- Береги себя, Лола, – полицейский бросил на нее последний прощальный взгляд и, махнув рукой, скрылся в темноте переулка.



Глава 3.

Лола тяжело вздохнула и, закинув рюкзак на плечо, принялась лихорадочно соображать.

Ей некуда идти. Обычно она ночевала на старом заброшенном складе на окраине города, но теперь там обосновались местные бомжи, и возвращаться туда снова не имело смысла. А здесь ведь наверняка полно пустующих строений. Может, удастся пробраться в одно из них и спокойно заночевать? Именно поэтому Лола соврала полицейскому, что живет тут. Если бы не это, он бы обязательно отвел ее домой, а этого нельзя было допустить. Конечно, после сегодняшних событий ей вряд ли стоит тут оставаться, но не спать же на улице в такой холод? Где ей сейчас в такое время найти менее опасное место для ночлега? Да и потом, если соблюдать крайнюю осторожность, то остаться незамеченной не составит труда. С тем сумасшедшим на «мерседесе» ничего бы не было, если бы не та проклятая ворона. Это из-за нее Лола попалась ему на глаза. Но теперь он уехал, и бояться нечего.

Убеждая себя, что все будет хорошо, она неуверенно поплелась вдоль улицы, выискивая подходящий дом. Недалеко, на холодном асфальте одиноко валялся недавно украденный ей апельсин. Второй же был варварски раздавлен под весом сумасшедшего ряженого парня. Его сладкая оранжевая мякоть игриво переливалась в лунном свете. Девочка, бросив печальный взгляд на это зрелище, наклонилась и, подняв уцелевший фрукт, сунула его в карман куртки.

Уже совсем стемнело, и только луна освещала путь одинокой малышке. Ветер насквозь продувал ее куртку, и она беспомощно обняла себя руками в надежде хоть как-то согреться. Но тщетно. Если днем оставались хоть какие-то отголоски осеннего тепла, то ночью же зима полностью вступала в свои права, щедро одаривая своим морозным дыханием всех случайных прохожих.

Медленно перебирая ногами, Лола добралась до конца улицы и повернула за угол. И тут же безлюдные дороги словно ожили. Здесь также по обе стороны возвышались убогие здания, которые, будто страшные звери, притаились в ночной мгле. Но теперь среди них, словно пришельцы, затесались бары и клубы, отбрасывая на асфальт яркие вспышки света неоновых вывесок. Из заведений доносился отборный мат, с лихвой перекрывающий тяжелую музыку. У главных входов толпился народ весьма неприглядного вида, и слышались возмущенные пьяные возгласы людей. По дорогам с бешеной скоростью проносились автомобили, нещадно ослепляя Лолу ярким светом фар. И только некоторые тормозили около особенно людных мест - и к ним тут же стайками подлетали девицы легкого поведения, без зазрения совести предлагая свое тело подороже.

В голове мелькнула мысль, что лучше бы как можно скорее повернуть назад и покинуть этот район, но она почему-то упорно продолжала идти вперед, не сбавляя темпа.

Проходя мимо дешевого китайского ресторана, возле которого, как приклеенные, застыли девушки в откровенных нарядах, и ощущая соблазнительный запах свежей лапши и пряностей, девочка почувствовала, как живот предательски заурчал, рот наполнился слюной. Она ведь ничего не ела со вчерашнего вечера!
Удрученно глянув на стеклянное окно, за которым виднелись маленькие обеденные столики, и царила уютная атмосфера, Лола уже было двинулась дальше, но тут была остановлена внезапным окликом. Не расслышав слов, она принялась вертеть головой в поисках источника звука. Не без удивления девочка обнаружила, что стоит совсем рядом с продажными девушками. Их было трое. Две были чернокожие, с короткими курчавыми волосами и слегка полноватые. Они были похожи, словно близняшки, да и одеты соответственно – обе в откровенных платьях с глубоким вырезом на груди и искусственных полушубках. Но они ее будто не видели, увлеченно переговариваясь друг с другом и сверкая ослепительными белозубыми улыбками. Лола перевела взгляд на третью девушку и сразу поняла, что именно она окликнула ее. Это была миловидная блондинка с длинными волосами и огромным количеством косметики на лице. На ней был синий топ в стразах, поверх которого была небрежно накинута теплая куртка цвета хаки, и короткая кожаная мини-юбка. Стройные ноги были обтянуты сетчатыми колготками и обуты в серые туфли на высоченном каблуке. В руках она зажала сигарету и, с наслаждением затянувшись, улыбнулась девочке. Большие голубые глаза в обрамлении угольно-черных ресниц, добротно покрытых толстым слоем туши, по-доброму смотрели на Лолу.

- Простите? – неуверенно произнесла малышка. Она оглянулась, чтобы убедиться, что поблизости больше никого нет.

- Привет, говорю. – У нее был мягкий глухой голос. – Что такой маленький ангелочек забыл в таком месте?

Лола слегка растерялась. Она совсем не ожидала, что с ней может кто-либо заговорить, а уж «маленьким ангелочком» ее никто никогда еще не называл.

- А может, я здесь живу, - дерзко откликнулась девочка.

- Не смеши меня! - Блондинка издала булькающий звук, очень напоминающий смешок. – Я очень хорошо знаю этот чертов район. И тебя здесь вижу впервые.

- Какое вам вообще дело?

- Просто хотела предупредить, чтобы ты не ходила по этим улицам в такое время одна.

- Я не боюсь. - Тут Лола покривила душой - здесь ей было ужасно не по себе. Но никто и не говорил, что будет легко.

- Смелая, значит? – усмехнулась девица, выдыхая едкий дым и стряхивая пепел с кончика сигареты. – А что будешь делать, если какой-нибудь урод затащит тебя в подворотню и решит развлечься? Такие типы здесь иногда встречаются, можешь не сомневаться.

Лола нервно сглотнула и почувствовала, как липкий тошнотворный приступ страха обволакивает ее. Все же, как бы она не храбрилась, она ощущала себя неуверенно под пристальным взглядом этой малознакомой девушки. И то, какие возможные перспективы ее будущего та выдвигала, девочку совсем не радовало.

- Вот-вот, - удовлетворенно произнесла блондинка, заметив реакцию малышки. – Иди-ка ты лучше домой!

- Ну вот еще! – обиженно выпалила Лола. Больше всего на свете она ненавидела, когда окружающие видели в ней маленького недоразвитого ребенка, не способного за себя постоять. – Не собираюсь я убегать, куда глаза глядят, только из-за того, что мне напела какая-то пьяная проститутка!

Девушка внезапно хрипло засмеялась, но смех тут же перешел в глухой кашель.

- Курение убивает меня,- пожаловалась она, переведя дух. Выпрямившись и затушив сигарету о ближайший столб уличного фонаря, она выкинула окурок на проезжую часть. – Ну а что прикажешь делать, когда на улице такой холод?

Лола удивленно глядела, как девушка лезет в нагрудный карман своей куртки, извлекает на свет пачку сигарет и зажигалку и вновь прикуривает. На ее правой руке она заметила множество самых разных браслетов и фенечек.

- Так вот, - снова взглянув на девочку, невозмутимо продолжала она. – Ты мыслишь стереотипами, деточка. По-твоему, если я проститутка, то не могу сделать доброе дело? Я всего лишь предупредила тебя о возможной опасности, а попадать в нее или нет – дело твое. Если вдруг твой изуродованный труп найдут в ближайшей подворотне, я буду утешать себя тем, что пыталась тебя предостеречь.

Лола начала выходить из себя. Страх сменился откровенной злостью. Да кто она такая, чтобы насмехаться над ней?

- Большое спасибо за заботу, - вложив в свой голос как можно больше яда, ответила она. – Но я все же как-нибудь постараюсь справиться без твоих советов.

- Как угодно, - пожала плечами девица.

Она хотела еще что-то добавить, но тут две чернокожие девушки замолчали и заинтересованно развернулись в их сторону.

- Эй, Кейт, - окликнула блондинку та, что была в ярко-зеленом платье. – Какие-то проблемы?

- Все в порядке, Эмбер. – Улыбнулась в ответ девушка и тряхнула головой, убирая с глаз густую челку.

- Вы только посмотрите, какая милашка! – Лола не успела даже удивиться, как вторая афроамериканка с радостным криком подлетела к ней и, протянув руки, принялась трепать ее по щекам. Девочка поморщилась, чувствуя, как ее длинные ногти, покрытые красным лаком, больно впиваются в кожу. – У нее такие милые веснушки!

- Шейла! – Кейт попыталась оттащить чересчур активную подругу от Лолы. – Успокойся! Держи себя в руках.

Девочка с облегчением почувствовала, как цепкая хватка ослабевает и, обиженно потерев красную щеку, зло поглядывала на свою мучительницу. Та встала рядом с Кейт и поплотнее закуталась в свою белую шубку. В ушах у нее, оттягивая мочку, звонко покачивались тяжелые квадратные серьги, поблескивая золотом в слабом свете уличных фонарей.

- Не смогла удержаться, - смущенно произнесла она, все еще с умилением посматривая на Лолу. – Она такая сладенькая!

- Она безнадежна, - усмехнулась Эмбер, поправляя платье. – Помнишь, как она чуть до смерти не затискала котенка Генри?

- Неправда! – возмутилась Шейла под дружных смех подруг.

Лола удивленно посматривала на эту странную троицу. Укоренившийся в ее сознании образ удрученных жизнью нахальных проституток рассыпался на глазах. Перед ней стояли три веселые девушки, похоже, совершенно спокойно относящиеся к своему образу жизни и нелицеприятной деятельности.

Но тут, прерывая общий гул, к ресторану подкатил шикарный черный автомобиль с тонированными стеклами. Он не успел еще даже затормозить, как Эмбер и Шейла, почувствовав острый запах возможной прибыли, живо кинулись к нему, чуть не сшибив по дороге Кейт, которая, в свою очередь, даже не делала попыток привлечь внимание клиентов. Глядя на подруг, которые уже вовсю флиртовали с водителем машины, она только усмехнулась.

- Ты не подумай, - обратилась она к Лоле, глядя, как та укоризненно на них поглядывает. – Просто это первый клиент за последние два дня.

- Понятно, - пробормотала девочка, желая как можно скорее отделаться от новых знакомых.

- Слушай, - Кейт наклонилась к ней, словно боясь, что их могут подслушать. – Поверь мне и уходи отсюда. Это самый паршивый район во всем Готэме, который я знаю. И тебе здесь точно не место.

Лола нахмурилась. Где-то в глубине души она понимала, что девушка права, но по-прежнему упорно оставалась стоять на своем.

- Я же сказала, что сама справлюсь, - ответила девочка. Ей почему-то больше не хотелось обижать ее резкими словами, и она постаралась, чтобы ее голос звучал как можно более дружелюбно. – Но все же спасибо.

Кейт закатила глаза и, шумно вздохнув, сделала еще одну жалкую попытку ее переубедить:

- Ты даже не представляешь, какие ужасные типы могут здесь разгуливать.

Но Лола уже развернулась и уверенным шагом направилась вперед. Ей больше не хотелось ни с кем разговаривать. Поправив съехавшую лямку рюкзака, она все дальше удалялась от китайского ресторанчика, слыша за своей спиной приглушенные крики Кейт. Но она не стала оборачиваться, продолжая шагать по тротуару и осматривая старые дома, попадающиеся на глаза.

Внезапно молния расколола яркими полосами ночное небо и на миг осветила темную улицу. За ней послышался громовой раскат, эхо от которого раздавалось на сотни километров. Этот звук так и застыл в ушах Лолы. Прошло несколько минут, и вот улицы уже вовсю поливал дождь, постепенно набирая обороты и превращаясь в ливень. Лола задрала голову вверх, чувствуя, как холодные тяжелые капли бьют по разгоряченному лицу и мокрыми струйками стегают за шиворот, заставляя спину девочки покрываться мелкими мурашками. Она слышала, как люди с громкими возгласами спешат укрыться под крышами зданий или в случайных заведениях. Стало гораздо холоднее. Ледяные порывы ветра гуляли по опустевшим дорогам, заглядывая во все закоулки. Лола поежилась и плотнее закуталась в уже насквозь промокшую куртку, чувствуя, как жуткий холод пронизывает все ее тело.

Вдруг в ночной тьме что-то промелькнуло, привлекая внимание девочки. Это произошло так стремительно, что она даже не сумела разглядеть, что это было. Подавив неприятное чувство, Лола пошла дальше, осторожно оглядываясь по сторонам и с ужасом отмечая, что осталась совершенно одна на безлюдной улице. Лишь где-то вдалеке еще слышались отголоски тяжелой клубной музыки.

Глубоко вздохнув, Лола ускорила шаг и вздрогнула, услышав за спиной глухое рычание, а затем резко развернулась. В темноте, примерно метрах в десяти ослепительно сверкали два горящих глаза. Девочка испуганно вскрикнула и резко сорвалась с места, когда в свете уличного фонаря мелькнула фигура огромной черной собаки с широко разинутой оскаленной пастью.

Девочка скорее почувствовала, чем поняла, что нужно как можно быстрее уносить ноги. Что-то ей подсказало, что это вовсе не невинный песик, решивший поиграть. Она слышала, как позади нее раздаются тяжелые удары собачьих лап о мокрый асфальт и истошный лай.

«Откуда он взялся?!»

Лола бежала так быстро, как могла. Страх пытался сковать ее движения, но она не поддавалась. Паника волной разлилась по всему телу, заставив сердце беспомощно сжаться от ужаса. Она оглянулась, с трудом различая сквозь плотную пелену дождя темную фигуру животного, неумолимо надвигающуюся на нее.

- Помогите! – завопила Лола, не надеясь, что ее кто-нибудь может услышать.

В крови вскипел адреналин, заставляя девочку бежать быстрее. Ужасающий лай раздавался все громче, все ближе, время от времени он на минуту стихал, но тут же возобновлялся с новой силой.

Подгоняемая страхом, Лола мчалась вперед, не разбирая дороги. Пронзительный ветер вперемешку с дождем хлестал по лицу, заставляя глаза слезиться. Внезапно впереди, словно из ниоткуда, выросло старое, полуразвалившееся здание. Оно было скрыто в тени и будто бы возвышалось отдельно ото всех строений, плотно понатыканных по обеим сторонам улицы. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что оно нежилое. Это был ветхий дом с несколькими этажами. Пустые окна, словно черные провалы глазниц, смотрели в кромешную ночную тьму. Стены дома были выложены старыми кирпичами, покрытыми голубоватым инеем. Вокруг валялся строительный мусор.

Уже почти добежав до укрытия, Лола вдруг поняла, что ее больше не преследуют. Тяжело дыша, она остановилась и, развернувшись, встретилась с горящими глазами огромного пса. Она не очень-то хорошо разбиралась в породах собак, но, тем не менее, могла с уверенностью утверждать, что этот зверь без особого труда смог бы перегрызть горло человеку.

Он застыл в нескольких метрах и, не решаясь подходить ближе и высунув отвратительный розовый язык, жалобно поскуливал, прижав к массивной голове заостренные уши. По его густой черной шерсти ручьями стекала вода, а из пасти вырывались белые облачка пара.

Мысли, одна страшнее другой, словно рой бешеных пчел проносились в голове Лолы с немыслимой скоростью. Зубы стучали от холода, а насквозь промокшая одежда неприятно липла к телу. На негнущихся ногах девочка осторожно дошла до двери здания. Когда-то она была заколочена, но кто-то, по всей видимости, уже давно сорвал замки. С противным скрипом дверь отворилась, обдав девочку сырым, спертым воздухом. Внутри было так же темно, как и снаружи, но зато сухо. Бросив последний взгляд на залитую дождем улицу и с облегчением заметив, что пес уже скрылся в ночи, так и не решившись подойти к зданию, Лола вошла внутрь.

Ступая по бетонному полу, сплошь усеянному различным мусором, она в страхе озиралась и прислушивалась к любому звуку, боясь, что внутри может находиться кто угодно. Но, похоже, все опасения были напрасными. Все здесь свидетельствовало о том, что никто даже не заходил сюда вот уже несколько лет. Повсюду царило запустение. Потолок был затянут паутиной, которая играла радужным цветом и искрилась в лунном свете. В здании было всего три этажа, и коридоры были не такими уж длинными. На голых стенах виднелись куски старых обоев. Проверив несколько комнат в поисках подходящего места для ночлега, Лола добралась до второго этажа. Многие двери здесь были заперты, а некоторые, наоборот, сорваны с петель.

Пройдя в конец коридора, девочка толкнула предпоследнюю дверь и очутилась в небольшом помещении с разбитым окном, возле которого возвышался деревянный стол, заваленный кипами старый журналов и газет. У дальней стены стояла железная кровать, на которой валялся грязный обшарпанный матрас.

Бросив на пол рюкзак, Лола, проковыляв через всю комнату, со вздохом рухнула на кровать, чувствуя, как по всему телу расплывается невероятная усталость. Она понимала, что нужно встать и переодеться, но почему-то не могла пошевелиться. Уткнувшись лицом в матрас и ощущая легкий запах плесени, исходящий от него, она почувствовала, как веки постепенно наливаются свинцом и тяжелеют. Слыша за окном монотонный шум дождя, девочка неумолимо погружалась в дремоту.

«Это был ужасный день. Хуже не придумаешь».




Во сне она видела расплывчатое лицо того странного парня с красными волосами. Словно сквозь пелену она слышала, как он что-то кричал ей, тряся за плечи и угрожая ножом. Она пыталась разобрать слова, но ничего не выходило. Его голос звучал, будто сквозь толстый слой ваты. А потом вдруг парень замолчал и с безумным хохотом вонзил нож в грудь девочки.

Лола проснулась мгновенно. Резко подскочив, она рассеянно попыталась сообразить, где находится. Вокруг царила тьма, лишь в разбитое окно, за которым по-прежнему слышался глухой шум дождя, просачивался слабый свет луны, освещая голые бетонные стены и грязный пол. Стараясь привести мысли в порядок, она села на кровати, потерла виски и несколько раз глубоко вздохнула. Неизвестно, сколько прошло времени, но девочка не без удивления осознала, что ее одежда немного подсохла. Тем не менее, даже сквозь свою теплую куртку Лола чувствовала дикий холод, пронизывающий до костей. Изо рта вырывались белые облачка пара, а пальцы слегка онемели. Ее мысли путались, бешеным роем проносясь в голове. Приснившийся кошмар наполнил ее душу страхом; перед глазами будто все еще стоял этот тип с ножом. Стараясь выбросить этот бредовый сон из головы, Лола сладко потянулась, разминая затекшие мышцы. Затем она, нагнувшись за своим рюкзаком, расстегнула молнию и извлекла на свет шерстяной свитер темно-серого цвета с высоким горлом. Нахмурившись, девочка принялась придирчиво рассматривать его. О да, она ненавидела этот свитер. С виду он выглядел так, будто его связала какая-то полоумная бабушка под кайфом. Во многих местах торчали нитки, швы были неровными, а левый рукав был короче правого. Но все же он был теплым, а сейчас это было главным. Да и выбора особого не было. Сняв куртку и оставшись в одной футболке, Лола тут же почувствовала, как ее голая кожа покрывается мелкими мурашками. Не теряя ни секунды, она натянула через голову свитер, ощущая противное шерстяное покалывание, и сверху надела куртку. Девочка улыбнулась, чувствуя блаженное тепло, разливающееся по всему телу приятной волной.

Но тут ее отвлек внезапный шум, раздавшийся из прихожей. Лола слышала, как битое стекло, разбросанное по полу всего здания, противно хрустит под ногами неизвестных людей. Они громко переговаривались и смеялись, похоже, совсем не заботясь о том, что здесь может кто-нибудь быть. Она замерла, чувствуя, как внутри все похолодело.

Кто-то заявился сюда среди ночи.

Вряд ли это какой-нибудь невинный бродяга зашел переночевать. В этом районе могут встретиться только такие люди, которые наверняка не чисты перед законом. Преступники, психи, маньяки… только таким личностям и взбредет в голову забраться в этот заброшенный дом. А может они пришли прятать тут улики, уличающие их в жестоких преступлениях? А когда войдут и обнаружат Лолу, то обязательно уберут нежелательного свидетеля. Предположения, одно страшнее другого всплывали в сознании с сумасшедшей скоростью, и она все больше поддавалась панике, парализующей все тело.

Дверь в комнату резко распахнулась, и Лола, даже не успев сориентироваться или спрятаться, застыла на кровати, словно статуя. Она затаила дыхание, слыша, как бешено колотится сердце.

«Не нужно было приходить сюда! Какая же я дура!».

В комнату ввалилась компания из нескольких человек. В слабом лунном свете, льющемся из разбитого окна, девочке удалось отчетливо разглядеть криво сидящие на них резиновые клоунские маски. Она не видела лиц этих людей, но с уверенностью могла утверждать, что все вошедшие были мужчинами. Об этом свидетельствовала их мешковатая одежда, телосложение, тон голоса, фигура, то, как они двигались. Получше разглядев маски, Лола поразилась их… оригинальности. Ни одна из них не была одинаковой. Разные носы, форма глаз, роспись… На одной застыло выражение глубокой печали, другая раскрыла рот в беззвучном хохоте, третья оскалила зубы в жуткой улыбке. У них даже искусственные волосы были разного цвета! Каждая чем-то отличалась.

«Клоуны… сегодня всюду эти клоуны!»

Лола увидела, что в комнате их четверо. У каждого на плече болтались винтовка или ружье. Они ругались и не замечали ее, с усилием пытаясь втащить что-то внутрь. Когда им, наконец, это удалось, и Лола сумела ясно различить, что это, из ее горла против воли вырвался громкий крик ужаса.

Это было тело. Молодой парень. Клоуны небрежно бросили его на бетонный пол. На его бледном лице застыло выражение безумного ужаса, остекленевшие серые глаза смотрели в пустоту, и тускло мерцали в лунном свете, а рот был открыт в немом крике. В его шею по самую рукоятку был вогнан складной нож, и с раны на бетонный пол стекали темные струи свежей крови, от вида которой девочку замутило. Но Лола все же не могла отвести взгляд от мертвого парня. Она ощущала, как все ее тело покрывается мелкими мурашками, по спине стекает противный липкий пот, а к горлу подкатывает тошнота. Все вокруг словно перестало существовать. Есть только она и этот человек. Это было ужасное и одновременно притягивающее зрелище.

Клоуны, застигнутые врасплох, на мгновение растерялись, но в следующую секунду как по команде развернулись в ее сторону, хватаясь за оружие. Стряхнув с себя наваждение, Лола взглянула на мужчин в клоунских масках. Она физически ощущала возникшее в комнате напряжение. Проклиная себя за свою глупость и чувствуя, как глаза наполняются предательскими слезами, она вся сжалась, приготовившись встретить неминуемую гибель. Но выстрелов не последовало. Вместо этого вдруг воцарилась тишина.

Девочка вся напряглась в ожидании, и тут ее острый слух уловил глухие шаги. Медленные, дразнящие… Лола нервно сглотнула и встревоженно посмотрела на вооруженных людей. Клоуны расступились, открывая взору темный дверной проем.
Сначала она ничего не увидела, но потом сквозь темноту начал проступать размытый силуэт человека, постепенно приобретающий форму.

Он вошел в комнату, и она раскрыла рот от удивления. Перед ней стоял мужчина в фиолетовом костюме. Волнистые зеленые волосы, с которых стекали струи воды, в беспорядке торчали в разные стороны, а лицо полностью покрывал белый, небрежно наложенный слой грима. Приглядевшись, Лола заметила на его щеках неровные жуткие шрамы, образующие фальшивую улыбку, добротно покрытую ярко-красной помадой. Черный грим вокруг глаз слегка размазался и местами забился в маленькие морщинки. Его лицо походило на еще одну клоунскую маску, но теперь уже настоящую.

У Лолы перехватило дыхание от осознания того, кто перед ней стоит. Ужас, страх, паника – все смешалось в безумном коктейле эмоций. Все сегодняшние события меркли по сравнению с этим. Девочка понимала, что нужно бежать отсюда, попытаться вырваться, но лишь продолжала неподвижно сидеть на старой кровати, с ужасом взирая на него.

Она множество раз видела фотографии этого человека в газетах и телевизионных новостях, но раньше ей казалось, что увидеть его вживую просто нереально.

Это был Джокер. Самый опасный преступник во всем Готэме. Безумный маньяк-психопат, убивший огромное количество людей. Его именем пестрели яркие заголовки всех газет Готэм Таймс.

Он здесь. Прямо перед ней. И теперь ей уже точно не выбраться отсюда живой.

На его лице блуждало какое-то сосредоточенно-отвлеченное выражение, словно он был глубоко погружен в свои мысли и не замечал ничего вокруг. Если бы Лола не знала, кто он, то сказала бы, что он выглядит даже невинно. Но она понимала, что это обманчивое впечатление.

Тут взгляд Джокера стал более осмысленным, и он принялся нервно осматриваться, удивленный столь неестественной тишиной, воцарившейся в комнате. Его взгляд бегло пробежался по парням в клоунских масках и резко устремился на Лолу. Мгновение он, словно и не видя, пару минут разглядывал ее, прищурившись и чуть наклонив голову назад. А затем, принявшись напевать какую-то дурацкую песенку, прошел вперед и, наклонившись к телу убитого парня, резким уверенным движением выдернул нож из его шеи. На бетонный пол тут же бесшумно закапали горячие ярко-алые капли крови. Джокер невозмутимо протянул руку к одному из своих напарников и тщательно вытер лезвие об его куртку. Тот даже не двинулся, продолжая смирно стоять.

Лола, словно очнувшись, быстро вскочила с кровати и, пару раз споткнувшись, отбежала к противоположной стене, прижавшись к ней спиной.

Джокер, крутя в руках, затянутых в фиолетовые перчатки, нож, наклонил голову вбок и смерил ее удивленным взглядом.

Лола, тяжело дыша, чувствовала, как внутри все сжимается в тугой неприятный комок. Коленки дрожали, а непослушные кудряшки назойливо лезли в лицо, но девочка лишь беспомощно продолжала жаться к холодной стене.

- Приветик, - пропел Джокер.

На его лице расплылась безумная улыбка.

@темы: Fanfic, Mr. J, TDK, Джокер, фанфик