18:09 

Lola

Название: Lola
Автор: Miss J... (она же Kassy.)
Рейтинг: NC-17
Персонажи: Джокер, Лола, Брюс Уэйн (Бэтмен), Флинн, Майкл, Том, Джеймс Гордон и др.
Краткое содержание: Маленькая девочка сбегает из приюта с твердым намерением больше не возвращаться туда. Промышляя воровством, ей с трудом удается выживать на темных улицах города. Но тут, волей случая судьба сталкивает ее с самым опасным, криминальным гением Готэма.
Бета: Betta_Juliet
От автора: Идея фика родилась у автора совершенно спонтанно. Я очень постараюсь не отходить от образа Джокера, представленного в фильме Нолана. Надеюсь, вам понравится.
Статус: в процессе.
Предупреждения: Насилие, смерть персонажа, ОЖП.
Размещение: Не копировать на другие ресурсы без моего согласия


1.

Вдали залаяла собака. Небо окрасилось в пурпурный оттенок, предвещая скорое наступление ночи, которая неумолимо скроет в своих объятиях неприглядные тайны темных Готэмских улиц и их обитателей. Холодный ноябрьский воздух был наполнен свежестью и запахом снега, вместо которого каждую неделю то и дело шли дожди. Ветер, жалобно завывая, носился по улицам, гоняя редкий мусор под ногами прохожих, которые, кутаясь в свои теплые пальто, спешили домой после тяжелого рабочего дня.

В сгущающихся сумерках промелькнула маленькая черная тень и юркнула в ближайший переулок.

Слыша за своей спиной приближающийся топот, Лола выругалась про себя и на бегу плотнее закуталась в старую зеленую куртку, с удовольствием отмечая, как потяжелели ее карманы. За время, проведенное на улице, воровать она научилась отменно, но казусы иногда случались. Временами бывали такие случаи, когда какой-нибудь особенно бдительный и добросовестный прохожий отважно кидался следом за маленькой воровкой, посмевшей так неосторожно стащить чужой товар. Обычно такие преследования заканчивались ничем, поскольку добровольный защитник порядка, окончательно выбившись из сил, бросал бесполезные попытки догнать ее уже через пару кварталов. Но на этот раз все сложилось совсем иначе.

Молодой мужчина, закутанный в шерстяной шарф, с недельной щетиной и сальными черными волосами, спрятанными под маленькой черной шапочкой, не выглядел таким уж ответственным продавцом. Он спокойно развалился на шатком стуле и, покуривая дешевую сигарету, читал журнал с весьма откровенным содержанием. С первого взгляда казалось, что его совершенно не волнует происходящее вокруг. На его лице то и дело проскальзывала пошлая улыбка, а рука с зажатой между пальцами сигаретой монотонно двигалась туда-сюда. Выдыхая изо рта в морозный воздух голубоватый едкий дым, он полностью погрузился в "чтение". Наблюдая из-за угла эту картину, Лола лишь посмеивалась, предвкушая хороший улов. Девочка даже заметно приободрилась, посчитав, что удача сегодня всецело на ее стороне.

Но стоило ей осторожно, крадучись, подобраться ближе к прилавку, незаметно сунуть в карманы куртки два средних размеров апельсина и уже протянуть руку за третьим, как мужчина, переворачивая очередную страницу и с наслаждением затягиваясь, бросил случайный взгляд в сторону девочки. Их взгляды на мгновение встретились. В его серых прищуренных глазах застыло некоторое замешательство и немой вопрос, в ее – только легкое удивление. Этот зрительный контакт продолжался несколько секунд, а затем, наконец, этот недотепа сообразил, что к чему, и, вскочив со своего места и выронив журнал, принялся кричать на всю улицу, привлекая нежелательное внимание прохожих.

- Воровка! Кто-нибудь! Полиция, сюда! – надрывался он, тыкая в нее пальцем с грязным, обломанным ногтем.

Лола так и застыла с открытым ртом и протянутой рукой. Надо же, а все так хорошо начиналось.

К ее великому сожалению, на противоположной улице как раз дежурила полицейская машина. Двое мужчин в форме стояли, облокотившись на нее и, неспешно попивая кофе, что-то оживленно обсуждали. Услышав гневный крик продавца, они переглянулись и живо направились к нему.

- Что случилось, сэр? – подходя, осведомился один из полицейских. У него были слегка волнистые русые волосы, прикрытые форменной фуражкой, и аккуратно подстриженные усы. Он был лет на десять моложе своего напарника. Лицо его приобрело деловое выражение. Он быстро допивал остывший кофе.

- Что случилось?! – прорычал в ответ пострадавший. – Вы издеваетесь? На кой черт вы здесь ошиваетесь, если даже не в состоянии пресечь откровенное воровство?!

- Спокойно, сэр, - немного раздраженным тоном ответил ему второй полицейский. Его черные глаза неприязненно смотрели на продавца фруктов, будто тот оторвал его от какого-то очень важного занятия. Рубашка на его большом животе была туго натянута и явно держалась из последних сил на маленьких пуговицах. Правое запястье обхватывал золотой обруч наручных часов, по виду претендующих на жалкую подделку. Поморщившись, он швырнул наполовину полный стаканчик с кофе в ближайший мусорный контейнер и, сняв фуражку, почесал затылок с коротко стриженными седыми волосами. – Объясните, что произошло?

- А я разве не объясняю?! – завопил взбешенный спокойствием стражей закона, продавец. – Вон та маленькая нахалка стащила у меня фрукты и не заплатила!

Он указал на то место, где еще минуту назад стояла девочка, но там никого не обнаружилось. Опомнившись и оглядевшись, мужчина увидел, как маленькая фигура в темно-зеленой куртке уже стремительно сворачивает за ближайший угол старого здания в конце улицы.

- Эй, она убегает! – взревел продавец. – Ну же, остановите ее!

Полицейские проследили за его взглядом и одновременно нахмурились.

- Стивенсон, давай за ней, - оценив обстановку, распорядился старший напарник и усмехнулся, – Ты же у нас хорошо бегаешь.

- Но, Грэг, может лучше…

- Слушай, наша смена уже заканчивается, и я не намерен торчать здесь до утра, - жестко оборвал тот. – Давай закончим с этим побыстрей, моя жена мне уже весь телефон разрядила своими звонками… в общем, поймаем эту малышку - и все. В участке решат, что с ней делать. Приведи ее сюда, а я пока тут разберусь, – тихо добавил он, незаметно кивнув на недовольного продавца.

Стивенсон, не решившись возразить старшему по званию коллеге, с недовольной физиономией кинулся вслед за девчонкой, скрывшейся за углом. Его фуражка то и дело подпрыгивала и норовила слететь с головы, и ему приходилось крепко придерживать ее рукой.

Он бежал быстро, но без надежды поймать ее. Она была маленькой и шустрой и могла за это короткое время скрыться и быть уже очень далеко отсюда.

Каково же было его удивление, когда, повернув за угол, мужчина увидел мелькнувшую в толпе снующих туда-сюда людей, знакомую зеленую куртку. Не раздумывая ни секунды, полицейский припустил следом, стараясь не выпускать ее из виду.

Честно говоря, он откровенно недоумевал, зачем гонится за ней. Какой в этом смысл? Ну, украла она у этого взбалмошного продавца пару яблок, и что? Наверняка эта девочка пошла на воровство от голода и неспособности добыть еду в другом месте. Это всего лишь ребенок, на это можно закрыть глаза. Это совершенно обыденное происшествие. В этом городе полно беспризорных детей. Кто-то попрошайничает, а кто-то ворует – все это привычное для них дело.

« - Тоже мне, преступление, - ворчал про себя Стивенсон. – Это же Готэм, черт возьми! Здесь каждую ночь в подворотне кого-то насилуют или убивают, а я все же вынужден гоняться за ребенком. И без того полно преступлений, куда более серьезных, нежели это».

Для себя он решил, что, если и поймает эту воришку, то не станет забирать ее в участок. Это ни к чему. Конечно, плохо, что ребенку приходится красть, чтобы не умереть с голоду, но еще хуже будет отчитывать ее за это, поучать, что воровство – это плохо и недопустимо, а особенно в таком юном возрасте. Это бессмысленно. Ведь голод и отчаяние может и не на такое толкнуть. Просто успокоит напуганную малышку и отпустит, а шефу скажет, что та все-таки умудрилась сбежать.



Ноги уже начинали ныть, но Лола упорно продолжала бежать. Небольшой рюкзак энергично подпрыгивал и больно бил по спине. Каждый вдох сопровождался острой болью в легких, а сердце колотилось в груди, словно обезумевшее. Никогда прежде ей не приходилось удирать от полиции. Обычно все проходило более или менее гладко. По крайней мере одно она теперь знала наверняка – появляться снова в том районе ей категорически не следует. Ледяные порывы ветра с силой били ее по лицу, заставляя щуриться и плотнее кутаться в куртку. Прохожие, которых она случайно задевала, выкрикивали ей вслед нелестные слова и неодобрительно качали головами. Страх гнал ее вперед все быстрее, и Лола, отдавшись этому ненавистному чувству, неслась по улице, не разбирая дороги.

Она оглянулась всего лишь раз, чтобы заметить преследующего ее полицейского.

«Надо же было так вляпаться! – сокрушалась она. – Клянусь, если выйду чистой из воды, то больше никогда не буду бросаться с крыши тухлыми яйцами в прохожих!»

Лола попыталась ускориться, но тут заметила маленький проулок, уходящий в темноту между двумя жилыми домами. Не раздумывая, она свернула туда. И тут же весь внешний мир словно исчез, забрав с собой все посторонние звуки. Все окна первого и второго этажей зданий были наглухо забиты досками, от чего становилось еще более жутко. Всюду у стен был навален различный хлам, который уже не помещался в мусорные баки, и без того наполненные доверху. Лола, перейдя на быстрый шаг и услышав противное жужжание сотни мух, брезгливо поморщилась и зажала нос рукой в бесполезной попытке укрыться от ужасного смрада, волнами исходящего от железных контейнеров. Чувствуя, как неприятно хрустит под ее ногами неизвестный мусор, она отчаянно захотела как можно скорее покинуть это место.

Выйдя на главную улицу, девочка облегченно выдохнула, но, осмотревшись, с ужасом поняла, что оказалась в совершенно незнакомых ей местах. На вид это был весьма неблагополучный район. С обеих сторон тротуара тянулись ряды притаившихся в тени небольших жилых домов, на некоторых окнах которых вместо выбитых стекол были просто навешаны грязные тряпки, по всей видимости, исполнявшие роли занавесок. Стены домов были сплошь усеяны граффити и неприличными надписями. Проходя мимо, Лола слышала множество разных голосов, доносящихся из окон квартир: какие-то подростки громко выясняли отношения, отборно покрывая друг друга матом; женщина истерично вопила на своего мужа; парни радостно голосили в такт работающему телевизору, по которому транслировался футбол; звон бутылок… Все звуки сливались воедино, превращаясь в бесконечный ор, и оглушали, нещадно давя на сознание. На разбитых тротуарах тут и там стояли брошенные ржавые автомобили, уже давно непригодные для езды: у некоторых отсутствовали передние двери, где-то облупилась краска, были выбиты стекла и сняты колеса. Несомненно, кто-то очень над ними умело потрудился, безжалостно превратив в груду ненужного хлама.

Никогда раньше ей не приходилась оказываться в таком мрачном квартале. От него будто за милю веяло жестокостью и недоброжелательностью.

Оглянувшись назад и поправив съехавшую лямку своего рюкзака, Лола приободрилась, с облегчением понимая, что слишком упорный полицейский, похоже, либо отстал, либо вовсе прекратил преследование. В любом случае, появился шанс отдышаться и перевести дух.

Ступая по разбитому асфальту, девочка то и дело оглядывалась и прислушивалась к неизвестным шорохам за спиной. В этой части улицы почему-то не горел ни один фонарь, создавая еще более мрачную атмосферу. В планы Лолы совсем не входило очутиться в этом мрачном районе Готэма. Судя по виду, он был не только самым неблагополучным, но еще и самым криминальным.

Озираясь по сторонам, она вдруг остановилась и зажмурилась от слепящего света, внезапно ударившего в глаза. По ушам резанул тяжелый грохот, отдаленно напоминающий музыку. Не мешкая, она живо юркнула за угол ближайшего дома и осторожно выглянула из-за него, убеждаясь, что ее не заметили. Приглядевшись, девочка не без удивления заметила на другой стороне улицы черный «Мерседес» с ярко включенными фарами и работающими во всю мощь динамиками. Лола, нахмурившись, отметила, что номера автомобиля были густо замазаны черной краской. Двое парней стояли чуть поодаль, что-то обсуждая в грубой форме, и девочка сильно удивилась, что не заметила их сразу.

Они стояли достаточно близко к дому, за которым пряталась Лола, и она получила хорошую возможность как следует рассмотреть неизвестных.

Первый тип вел себя намного враждебнее второго. Он что-то кричал второму парню и даже пару раз ударил того по лицу. Девочка округлила глаза, пораженная его видом. Выглядел он весьма странно. На нем была светло-коричневая рубашка, поверх которой был накинут потертый меховой плащ с капюшоном, и черные штаны в красную полоску на подтяжках. На шее красовалась маленькая розовая бабочка, а черные лакированные ботинки слабо сияли в неровном свете фар. Но что больше всего поразило девочку, так это его волосы. Растрепанные и давно не стриженые, они свисали грязными лохмами, закрывая пол-лица, и имели ярко-красный оттенок, резко контрастировавший с черной щетиной. Со стороны он походил на неудачного клоуна.

Второй парень был афроамериканцем и чуть моложе. На нем была черная кепка, повернутая козырьком вбок и одежда, которая явно была на пару размеров больше его собственного. Он заметно побаивался своего странноватого дружка.

Музыка полностью заглушала их голоса, но для Лолы это было не такой уж серьезной проблемой. Она как следует напрягла зрение и попыталась разглядеть шевеление губ чернокожего. Они двигались монотонно и однообразно. Казалось, он произносил одну и ту же фразу по нескольку раз, как заклинание. Благодаря этому девочка сумела без труда понять ее: «Нет! Я не хотел! Нет!».

Красноволосый повернулся к ней спиной, и у Лолы не было возможности увидеть его губ, чтобы понять, что он выговаривает чернокожему и чего от него требует.

Это было похоже на обычную разборку, каких Лола повидала немало за все время, проведенное на преступных улицах Готэма. Все одно к одному – наркотики, деньги или же просто пьяная драка…

Она видела, как Клоун, грубо схватив несчастного парня за ворот куртки, наклонился к нему и что-то увлеченно принялся шептать на ухо. Тот, выпучив глаза, попытался вырваться из его цепких рук, но был остановлен успокаивающе-похлопывающим движением по своей щеке. Чернокожий не успел даже удивиться этому, как в ту же секунду Клоун, с яростью размахнувшись, нанес ему удар по лицу. Несчастный, совсем не ожидая этого, потерял равновесие и повалился на землю, инстинктивно схватившись за поврежденное место. Красноволосый тип запрокинул голову назад и принялся хохотать как сумасшедший. Затем он резко поднял упирающегося парня и, открыв заднюю дверцу машины, силой затолкал его внутрь.

Полностью поглощенная происходящим, Лола не сразу расслышала за спиной непонятный шорох. Сначала она не обратила внимания, но, обернувшись, с ужасом различила во тьме огромную черную ворону. Прожигая ее своими маленькими глазками-бусинками, птица зависла в воздухе, лениво махая крыльями. Лола нервно сглотнула, опасливо косясь на пернатую.

- А ну брысь! – шикнула девочка и замахала руками. – Пошла прочь!

Но, вопреки ее ожиданиям, птица с громким карканьем стремительно спикировала на голову Лолы. Та испуганно дернулась в сторону и успела заметить, как острые когти рассекли воздух всего в миллиметре от ее лица. Из горла Лолы вырвался сдавленный крик, и она, повинуясь страху, выскочила из-за угла дома. Ворона пролетела мимо и слилась с темнотой.

Лола, тяжело дыша и пытаясь унять неприятную дрожь в коленях, наткнулась на удивленный взгляд странного парня, застывшего возле «Мерседеса». Она немедленно осознала, что больше не в укрытии, и ее раскрыли.

Девочка взглянула в глаза ряженому типу и поразилась, каким безумным огнем они горели. На его болезненно-бледном лице, покрытом испариной, застыло обманчиво-спокойное выражение.

Лола заметила, как та самая ненавистная ворона, пронзительно каркая, кружила над Клоуном, а потом по-хозяйски уселась на его правое плечо и, переступив с лапки на лапку, принялась чистить черные атласные перья. Парень протянул руку и нежно погладил птицу по спине. Он, казалось, был сильно удивлен, обнаружив такую малышку в этом районе.

- Эй! – крикнул он. – Что ты здесь забыла?

В его голосе, похожем на утробное рычание, отчетливо проскальзывала угроза.
Девочка в ужасе попятилась назад. Она почувствовала, как ладони стали влажными от пота, и вытерла их о джинсы. С трудом выравнявшееся после бега дыхание вновь сбилось, а сердце бешено застучало в груди.

- Ты подслушивала. – Это прозвучало скорее как утверждение, чем как вопрос.

Парень начал медленно подходить к ней, на ходу доставая из заднего кармана своих смешных штанов складной нож. Движения его были быстрыми и дергаными, какими-то неестественными, словно он не вполне владел своим телом. Его сухие, потрескавшиеся губы растянулись в безумной улыбке, обнажив ряд невероятно белых зубов. Сейчас он смотрел на нее хищным взглядом, все больше и больше походя на сумасшедшего.

Резким уверенным движением он вынул лезвие, ослепительно блеснувшее в неровном свете автомобильных фар.

- Не бойся, детка, - обманчиво ласково проговорил красноволосый, подбираясь все ближе. – Давай поиграем?..

@темы: Джокер, TDK, фанфик

Комментарии
2012-10-14 в 18:10 

house of mirrors
dear diary, today I stuffed some dolls full of dead rats I put in a blender
Море, детка, море. Кнопочка такая.

2012-10-14 в 18:18 

lissa23
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из возможных миров. Пессимист боится, что это именно так.
С интересом читала этот текст на фикбуке. Рада, что он появился и здесь.

     

Joker's World

главная